ЯПОНСКИЕ НЭЦКЭ, МАОРИЙСКИЕ ИДОЛЫ И МАСТЕР ИЗ БАРНАУЛА

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в google
Поделиться в linkedin
Поделиться в email

Мое знакомство с сибиряком Александром Парфеновым в Окленде началось с необычной, но порой случающейся коммуникационной ошибки – он общался в переписке с одним человеком, а думал, что с другим… И  дальше все и закрутилось. В итоге, в Оклендском аэропорту нашего героя встретил мой родственник, а не тот, кого Александр ожидал увидеть. Потому я о нем и узнала, а узнав, поняла, что о нем обязательно надо рассказать нашим читателям…

Александр прилетел в Новую Зеландию для участия в ежегодно проводимом в New Plymouth  Фестивале мастеров резьбы из камня и дерева, Sound and Vibration Sculpture Symposium. Его лично пригласил дрифтвуд-мастер Greg Maddox.  И поскольку в этом фестивале участвовал на этот раз  россиянин (в лице Александра), то и статус фестиваля стал международным.
Так, кто же он такой, сибиряк Александр Парфенов? Скульптор и художник, ученый и философ, 25-кратный чемпион мира по резьбе«Лед и пламень мастера», – так об этом человеке и его талантах сказал автор интервью с ним, А.Кравцов (Российский альманах  «Экспедиция» , №1 , 2017 г.). Полнее и интереснее о Мастере и не скажешь. Поэтому мы просто полностью приводим этот материал в электронном Приложении к этому номеру, «e-Наша Гавань». 

А здесь я  попробую коротко пересказать то, что услышала от Александра. 

С 14 лет совершенно неожиданно для себя (как он говорит, это был способ защиты от авторитарных родителей) Александр  увлекся созданием маленьких фигурок. Замечал их в коряге или деревяшке, доводил «до ума», но поначалу и не знал, что эти  миниатюрные скульптурки/фигурки имеют конкретное название (нэцкэ) и составляют целый пласт японской культуры… Они, кстати, потом и привели его в Японию на конкурс местных мастеров-создателей нэцкэ, где Александр получил Первое! место, удостоился встречи с Императором, приобрел популярность и…завистников среди местных мастеров.

Опустим годы учебы в Барнаульском строительном институте, освоение «смежных» профессий (резчика, художника, менеджера, создателя парковых скульптурных ландшафтов в России и за ее пределами), многочисленные победы в конкурсах со студенческих лет – все это интересующиеся могут прочесть в интервью, о котором речь шла выше. Короче, насыщенная творческая жизнь с успехами и победами, разочарованиями и потерями…. 

В это время ему попалась на глаза книга «Легенды и мифы народов маори», которую он по его словам «зачитал до дыр». По глубокому  убеждению Александра высочайший уровень стиля и мастерства, сохраненная культура обработки дерева и создание уникальных произведений национального искусства – это то, что отличает маорийскую резьбу по дереву от всего другого, существующего в мире. Затем он узнал об австралийском Парке Бруно Торфса (Bruno Torfs) , в котором красота природного  ландшафта тонко и точно сочетается с удивительными работами из дерева этого известного во всем мире Мастера. Короче, мечта Александра попасть в Южное полушарие сформировалась давно. А потом, как это часто бывает, когда что-то очень хочется осуществить, мечта материализовалась… Участвовать в конкурсах, чтобы победить, к этому времени уже стало неинтересно (много было освоено стилей и материалов, с которыми работал, слишком много побед набралось в копилке его достижений), а вот освоить что-то еще неизвестное, с чем не приходилось сталкиваться в творчестве, очень хотелось. Так, его давней мечтой было  поработать с driftwood – остатками деревьев, прибитыми к берегу (конечно, в русском можно их отнести и просто к корягам, но Александр уверяет, что это совсем другой материал для работы…). В 2017 году он попытался пробиться на конкурс в Канаде по работе с driftwood, но его туда не взяли, т.к. отбирали на конкурс только франкоговорящих канадцев. В это время Александр уже не раз бывал на Аляске, узнал об уникальной семидесяти семилетней Хизер Янч, которая стала известна только в этом возрасте благодаря своему талантливому менеджеру-помощнику . И стоимость ее скульптур сейчас оценивается в 55 тысяч фунтов стерлингов. Но попасть на какие-либо фестивали по driftwood все равно не получалось. И тогда Александр решается на авантюрный проект – устроить Первый Международный конкурс-фестиваль скульптур из этого материала в России. И проводит его под Москвой в Парке «Экспедиция»! Среди участников, кстати, был и звезда дрифтвуда Jeffto Witto. О конкурсе и его организаторе  становится известно в кругах мастеров (резчиков-скульпторов). И спустя два года он получает приглашение участвовать в подобном мероприятии (не такого, правда, солидного масштаба, как был в России) в Новой Зеландии. Хотя сам новозеландец Greq Maddox, главный организатор фестивалей в New Plymouth на фестиваль Александра в Подмосковье не смог попасть (но уже много о нем слышал).

Вот мы и подошли к событиям трехмесячной давности…Приглашение Александр, конечно, принял. И сразу возникла масса стандартных проблем (проблемы с визой и билетами, разрешенный вес багажа – ведь кроме личных вещей был солидный груз с необходимыми для работы инструментами) и множество вопросов вроде таких: кто поможет советом или  возьмет шефство на месте? Тут и появились знакомые знакомых, возникла небольшая путаница с ними, о чем я написала выше. В итоге, Александр, наконец, оказался на берегу в окрестностях Нью Плимута, где расположился лагерь участников (их было около 15 человек, хотя точно сказать Александр не смог, поскольку одни приезжали, другие, завершив свою работу, уезжали…) и где было много подручного материала, из которого надо было сотворить шедевр скульптурного творчества. Надо отметить, что этот фестиваль на самом деле включает всегда работы не только с driftwood , но и традиционную маорийскую резьбу по камню и работы с металлом. Этот местный фестиваль все годы проходит под девизом: «Талантливый мастер – талантливый материал – талантливое произведение и оптимальные условия для работы». Мастера близ своего лагеря на берегу творили, отрешившись от обыденной жизни и следуя вдохновению… В реальности, конечно, все было не так идеально, как задумывалось (бытовые накладки, некоторая безалаберность организаторов, нехватка исходных коряг для творчества, из-за чего приходилось самому бродить по берегу в поисках нужной «натуры»). Но соревновательный дух, дух творчества и вдохновения, новые знакомства в перерывах – все это за почти месяц фестивального общежития оставили у Александра ярчайшие впечатления. А главное – желание вернуться в Новую Зеландию, чтобы участвовать в подобных арт-событиях (приглашение он уже получил), а может, и закрепиться здесь «на подольше» или  бывать «наездами…». Формально фестиваль не закончился объявлением имен победителей, но созданные мастерами творческие объекты либо были тут же проданы с аукциона, либо остались на территории лагеря (Александр очень гордится тем, что 14 его фигур-скульптур теперь стоят на постаментах и их можно увидеть в районе Нью Плимута). А главное – организаторы твердо уверены, что будут создавать парковую зону с работами мастеров, появившимися на этом фестивале. И в этой парковой зоне будет место для новых работ старых Мастеров и для работ новых талантов… 

Александр  говорит, что прошедший фестиваль – это возможное начало новозеландского проекта, который может превратиться в реальное национальное достояние страны. И добавляет, что сейчас в мире отмечается востребованность к впечатлениям взамен потреблению. По словам одного из умных современников  наступает «Эпоха Экономики Впечатлений – новый способ мышления»… 

                                                        Римма Шкрабина