ШУТКА

Рассказ победил в конкурсе короткого рассказа «Мой дом», проводимом риэлтерским агентством «Недвижимость линия закона» (г. Гомель, Беларусь) и радио «Гомель Плюс» 103.7 FM (РУП ПТЦ «Телерадиокомпания «Гомель», Беларусь)

Аудиозапись рассказа размещена на странице сайта радио radiogomelplus.by/music/ в разделе «Музыка», на странице радио ВКонтакте vk.com/audios-89743712 в разделе «Аудиозаписи» и на других сайтах

Теплым майским днем слегка подвыпивший отец заявился домой. Я читал книжку, а мой младший брат Пашка смотрел телевизор, пытаясь с помощью какой-то детской передачи выучить английский язык.

– Как дела, студенты? – необычно ласково поприветствовал папаша.

– Мы не студенты, – брат во всем любил точность.

– Да, есть такое, – согласился отец, – вы два зануды – спиногрыза, – закуривая «Приму», – продолжил он. – Нет в вас истинной радости, веселия нет и, как говорится, задора.

– А с чего нам веселиться? – спросил я.

– Тебе-то с чего не веселиться? Сыт, пьян и нос в табаке.

– Чего это я пьян?

– А кто мамкины духи вылакал в первом классе, а? Пушкин?

– Пушкин умер, – вновь уточнил Пашка.

– Будешь меня перебивать – скоро с ним увидишься, – сделал зверское лицо (для чего не особо-то и пришлось стараться) отец. – Шутка! – он жизнерадостно захохотал.

Было видно, что в  нем плескается не меньше полулитра веселья, причем явно не духи.

– Вот мы как в вашем возрасте шутили, – раскачиваясь в кресле, рассказывал он, – берешь кусок пенопласта и скребешь ночью кому-нибудь по окну…

– Правда? – не поверил Пашка.

– Шутка, конечно, ха-ха-ха. Не было тогда пенопласта. Просто брали стружку, смешивали с ватой, поджигали и бросали в форточки. Люди спросонья думали, что пожар, ха-ха-ха, – в смехе отца проявились явные нотки Карабаса-Барабаса. – Или привязывали гаечку и стукали в окно. А вы даже на первое апреля никого не разыграли! Позор для славного рода Костроминых! Мы на селе всегда своими шутками славились!

– Неправда, – возмутился брат, – мы тоже шутили. Влад сделал яйцо деревянное, и мы на Пасху целую сумку яиц набили!

– Сравнил тоже. То добыча, где там шутка? – резонно возразил отец. – Вот если бы вы учительницу разыграли, что у тебя яйцо деревянное, ха-ха-ха. А ваша проделка с деревянным битком не шутка, а фуфло!

– А когда мы с доской пошутили? – спросил я.

– Это когда Вера Андреевна ногу сломала?

– Да.

– Шутка хорошая, но старая – не пойдет, – прихватив из бара бутылку портвейна «777», любящий папаша двинулся из дома. – Вы не шутники, а обычные безобразники! Адью!

– Влад, нам надо пошутить! – завелся брат.

– Над кем?

– Над кем угодно! Главное, чтобы отец нами гордился!

– Послушай лучше, – начал читать я, – «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда»

– Прямо как про батю написано!.. – восхитился Пашка. – Но все равно, нам нужна шутка! Давай вату поджигать и бросать в окна?

– А вдруг пожар?

– Да, – брат по-отцовски почесал голову, – а если гаечку привязать?

– Мы с Пончиком так делали…

– И что? – заинтересовался он.

– Ничего… Помнишь, когда крестный ход проводили прошлым летом? Вот из-за наших гаечек и проводили…

– Да, это уже было. Надо что-то новое, – Пашка с укоризной посмотрел на меня. – Придумай шутку!

– Может не надо?

– Надо! Нам надо шутку!

Шутка родилась мгновенно.

– Найди консервную банку.

– Какую?

– Любую.

Пашка приволок с помойки банку из-под кильки в томатном соусе.

– Пойдет?

– Годится. Пошли.

Из свинцовых пластин от старых аккумуляторов, которые мы использовали для изготовления дроби и пуль, натопили свинца, которым я залил банку.

– А дальше что? – приплясывал от нетерпения брат.

– Увидишь, – я взял банку, молоток, три гвоздя-двухсотки и через сад пошел к асфальту.

Неподалеку от того места, где сидя на бревнах, деревенские жители ждали скотину с поля, приколотил банку гвоздями к асфальту. Аккуратно загнув на место крышку, скрыл гвозди.

– И что дальше?

– Вечером увидишь…

И вечером брат увидел, насколько неистребима в человеке привычка пнуть мирно лежащую и никого не трогающую банку. Многие по теплому времени пришли босиком, поэтому шутка закончилась несколькими сильными ушибами и двумя переломанными большими пальцами на ногах: у дочери переселенца Капитана и у великовозрастного детины Володи Пузана. Что интересно, никто из ушибленных ничего не говорил тем, кто подошел позже и все, поматерившись, сидели и наблюдали, как новая жертва азартно лупит по банке. Вот такой вот урок людоведения.

– Вот это пошутили, – испуганно прошептал Пашка, наблюдая, как пострадавших грузят в «летучку» нашего соседа Лобана, чтобы отвезти в районную больницу.

– Я бы не стал этим хвалиться.

– Да, лучше сделаем вид, что мы не при чем…

                               Влад Костромин, г. Самара, Россия

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *