Федор Шаляпин – русский оперный гений

От редакции. Эта статья подготовлена специально для «Нашей Гавани» писателем и журналистом Николаем Горбуновым по материалам его книги о Шаляпине (http://ngorbunov.pp.ru).
Гастроли в Новой Зеландии. В феврале 2018 года исполняется 145 лет со дня его рождения
Об авторе. После окончания Московского государственного института международных отношений МИД СССР /МГИМО МИД СССР, работал в Телеграфном агентстве Советского Союза при Совете Министров СССР /ТАСС/- /сейчас – Информационное телеграфное агентство России при Правительстве Российской Федерации /ИТАР-ТАСС/. Находился в длительных служебных командировках в Норвегии и Финляндии. Член Союза писателей России.

Певец, которого за уникальный голос называли «Царь-бас», актер, художник, скульптор, литератор и даже дирижер – Федор Иванович Шаляпин еще при жизни был легендой.

Именно благодаря его могучему таланту русская опера зазвучала на ведущих сценах мира и стала неотъемлемой частью культур- ного наследия человечества. Федор Ива- нович первый соединил вокальную партию с драматической игрой, тем самым подняв исполнительское мастерство оперного певца на необычайную высоту.

В 1926 году он совершил почти полугодовое турне в Австралию и Новую Зеландию. Его сразу стали приглашать посетить Пятый континент, как только он уехал из России в 1922 году. Певец был связан контрактами на несколько лет вперед: в Америке и Европе его ждали в лучших оперных театрах, на престижных сценах. Но Дирекция Дж. и Н. Тейт в Лондоне неустанно сотрудничала с артистом, добиваясь его согласия на поездку в Австралию и Новую Зеландию. И в ноябре 1924 года такой контракт был подписан.

Федору Шаляпину предстояло выступать в Мельбурне, Сиднее, Аделаиде, Веллингтоне и Окленде. Об этом мне рас- сказывала дочь артиста Марина Федоровна Шаляпина-Фредди, с которой я встречался в окрестностях Рима, где она жила. Ей было 14 лет, когда она вместе с папой, знамени- тым певцом, мамой – Марией Валентиновной, сестрами – Марфой, Дасей и Стелой отправились в этот дальний путь. В их приятной компании находился и аккомпаниатор Шаляпина, Макс Рабинович. Скажу только, что об этих длительных гастролях Рабинович не оставил никаких воспоминаний.
– Мы очень дружили с Максом, – вспоминала Марина Федоровна. – Он любил с нами играть, рассказывал разные смешные истории. Да и вообще он был очень приятным человеком.
– Он (М.Рабинович) не любил писать, – замечала Марина. – Папе он нравился, пианист он был прекрасный, но что-то писать о своих путешествиях не любил.

В 2003 году я работал корреспондентом ТАСС в Норвегии, продолжал собирать материалы о Шаляпине. Годом ранее – в 2002 году – я издал книгу «Федор Шаляпин в Японии и Китае», написанную на основе моих бесед с другим аккомпаниатором Шаляпина – известным финским пианистом, дирижером и композитором Жоржем де Годзинским. И в том же 2003 году решил поехать к Марине Федоровне в Италию, чтобы отметить 130-летие со дня рождения Шаляпина и уточнить некоторые детали из биографии артиста.

Дело в том, что во время работы в Хельсинки я познакомился с Годзинским, который в отличие от Рабиновича, очень много рассказывал о своих гастролях с Шаляпиным в 1936 году в Японии и Китае. Да и дуэт получился великолепным, несмотря на большую разницу в возрасте. Годзинскому, уроженцу Петербурга 1914 года, было всего 21 год. А Шаляпину – 63. Но Георгий Францевич, как он просил себя называть в общении с русскими, был пре- красным пианистом, обладал мягким и покладистым характером, отлично владел русским языком, хотя «языком матери» у него был французский. Его мама была из Швейцарии, а папа – поляк. И вот в этой семье родился Георгий, ставший музыкан- том. Когда Годзинскому было 6 лет, семья по льду Ладожского озера ушла в Фин- ляндию. Георгий учился в консерватории, стажировался в Финской опере, где в 1935 году и произошла встреча с Шаляпиным.

Все это в 1986 году Георгий Францевич рассказывал мне в столице Финляндии. Я оказался первым советским журналистом, который через полвека – 50 лет – задал ему простой вопрос: «Расскажите, как Вы рабо- тали с Шаляпиным». И этих воспоминаний хватило на целую книгу с лишним.

Так начиналась моя шаляпиниана. А в 2015 году вышла моя пятая книга, отно- сящаяся к зарубежному периоду жизни и деятельности Шаляпина – это книга «Федор Шаляпин в Австралии и Новой Зеландии».

Я с большой опаской приступал к ее написанию, потому что материалов было мало, а посещать национальные библиотеки в Австралии и Новой Зеландии я не мог, как это делал раньше в Хельсинки, Стокгольме, Осло, Копенгагене, Белграде, Загребе. Поэтому вначале собрал то, что нашел в Москве, а потом мне помог уникальный случай.

Однажды из города Крайстчерч по электронной почте я получил письмо от Евгении Манро. В 2013 году она писала мне, что русская диаспора в этом городе планирует провести вечер, посвященный Шаляпину. Я живо подключился к виртуаль- ному участию в этом празднике, тем более, что он проводился в Русском культурном обществе Крайстчерча. Руководитель общества Анна Филиппочкина, члены клуба «Наше наследие» Евгения Манро, ее супруг Робин Манро, учащиеся школы, представи- тели общественности приложили большие усилия, чтобы вечер стал настоящим собы- тием в культурной жизни города. Мне было очень приятно узнать, что в вечере принимал участие певец-любитель бас Терри Хиггинс. В свои 73 года он считал Шаляпина своим «наставником и другом», исполнял песни и романсы из репертуара Шаляпина.

Я писал Робину Манро о своей огромной благодарности за его бескорыст- ную помощь, которую он оказывал в сборе материалов о Шаляпине в Новой Зеландии. Я не мог «копаться» в местных библиотеках, зато Робин мог это делать, находя для меня уникальные статьи о гастролях великого русского артиста.

Завершались гастроли в Окленде. Мне удалось найти статьи импресарио Клода Кингстона, который сопровождал Шаляпина во время всего турне. Это уникальные сведе- ния человека, который был все время вместе с Шаляпиным. Клод Кингстон подчеркивает, что в Окленде случился эпизод, который был на грани отмены концерта. Но он проявил свое искусство импресарио, концерт не был отменен, а только перенесен на другой день. В итоге, состоялись все 25 концертов. Импресарио подчеркивает редчайший случай из гастролей Шаляпина, когда не был отменен ни один запланированный концерт.

Газета «Нью Зеланд геральд» на следующий день после первого концерта в Окленде – 23 сентября 1926 года писала: «Горячие надежды любителей музыки, безусловно, оправдались в зале Ратуши прошлым вечером, когда великий русский бас Федор Шаляпин сделал первый поклон аудитории Окленда в программе, которая стала своего рода полным откровением относительно возможностей песни, хотя исполнитель еще явно не совсем поправился от последствий простуды. Даже это не могло отвлечь ауди- торию от неотразимого искусства певца, чье мастерское исполнение вызвало большой восторг».

Газета подчеркивала, что «Шаляпин может быть признан мастером пения, которое подняло певца-баса на такой пьеде- стал, что даже любая примадонна могла бы ему позавидовать».

Эта же газета 23 сентября воспользова- лась моментом, чтобы предложить жителям Окленда свои «королевские услуги». Под заголовком «Шаляпин будет лично под- писывать свои пластинки в компании «Э. энд Ф. Пьеноу Эйдженси» газета сообщала: «Федор Шаляпин, величайший в мире бас, сейчас находится в Окленде». Далее указы- валось, что, к сожалению, он даст только два концерта в городе, но певец согласился посетить компанию на Куин стрит, 191, и там подписать свои пластинки, если кто-то пожелает их приобрести.

Я подумал: а вдруг у кого-то в Окленде сохранилась такая пластинка с подписью Федора Шаляпина. Пожалуйста, сообщите об этом в газету, напишите, по возможности, ее историю, кто ее покупал, как она сохранилась! На всех 25 концертах Шаляпина убедительно просили исполнить песню «Эй, ухнем!». И он ни разу не отказал! Это песня о великой русское реке, Волге, где в городе Казани родился 13 февраля 1873 года Федя Шаляпин. Он прекрасно помнил свое детство и юность, которые были весьма непростыми. Но талант вывел его на большую арену, в большой мир.

После знакомства с Георгием Францевичем Годзинским я начал собирать материалы для книг о «зарубежном» Шаляпине. Из этих книг читателю открываются совершенно новые стороны личности артиста. Воз- делывание «шаляпинской целины» привело меня к убеждению в глубоком патриотизме Ф.И. Шаляпина, искренней любви к Родине, своему народу. Здесь предстает совершенно не исследованный пласт огромного вклада артиста в продвижение культуры России на международной арене. Из вновь открытых источников явственно следует, что ни один артист не сделал столько, сколько Ф.И. Шаляпин для распространения русской музыки, русской культуры, русского искус- ства за рубежом. Это настоящий подвиг великого русского артиста: все годы своего пребывания за границей служить своему Отечеству!

Николай Горбунов (Москва)