РЯДОМ СО СКАЗКОЙ

Есть хорошая сказка «Бременские музыканты», о веселых и находчивых животных – осле, собаке, петухе и коте, которые в одном из своих приключений избавили лес от разбойников. Моя история почти о тех же животных, которые, в отличие от благородных персонажей сказки, занимались … грабежом. Что делать!  Все течет, все меняется, и не всегда в лучшую сторону. Бывает, злодеи становятся праведниками, а бывает – и наоборот. Ведь со времени действа сказки прошло около двухсот лет. Если у братьев Гримм персонажи сказочные, то наши герои – настоящие, да и история о них самая, что ни на есть правдивая.

     Итак, у нашей  лошади был маленький и красивый жеребенок, которого все  очень любили. В присутствии людей он потешно прыгал и весело ржал, за что получал всевозможные лакомства. Кто-то из ребят научил его всевозможным трюкам – прыжкам, стойкам и прочим цирковым номерам.  Жеребенок с удовольствием демонстрировал свое мастерство, так как за свое выступление получал кусочек сахара или конфету. Коронным его номером был следующий трюк, – поднимался на задние ноги и начинал махать передники, как заправский боксер.  Все довольны, аплодируют, а жеребенок, соответственно, получал плату за свое выступление.

    Вскоре жеребенок подрос и превратился в огромную лошадь,  ростом, и весом больше, чем его мама. А привычки остались прежние – детские. Представьте, подойдет такая махина, поднимется на задние ноги и где-то высоко над головой машет огромными копытами.  Все в ужасе разбегались от такой игры лошади. Если ей и давали сладости, то исключительно, чтобы избавить себя от созерцания этого «смертельного» номера.

    Кроме лошадей была у нас старая и умная овчарка.  Звали ее Джулия. Лучшего, чем она, сторожа трудно было сыскать. Джулия знала в лицо всех, кто хоть раз побывал на  биостанции. С ними она дружила. А всем остальным вход на станцию был закрыт.

    Еще одним персонажем нашей истории был кот Василий. Он, в отличие от остальных, был ужасным лентяем. Лошади днем работали, – перевозили грузы. Собака выполняла обязанности сторожа, можно сказать, круглосуточно. А кот целыми днями спал на солнышке или лениво бродил по базе. Никто никогда не видел, чтобы Василий ловил мышей, хотя их было великое множество. Несмотря на то, что кот постоянно находился в летаргическом состоянии, однако в его присутствии постоянно пропадали мясные продукты. Кот спал, а мясо куда-то исчезало, причем он ни разу не попадался на месте преступления. Вот такими талантами  обладал наш кот!

    Днем животные занимались  делами, а ближе к вечеру лошади и собака отправлялись в лес, к туристам. Найдут их стоянку и начинают крушить все кругом. Лошадь-дочка машет копытами, ее мама сметает палатки,  собака с лаем бросается на всех. Туристы, не ожидая такого напора, в ужасе разбегались. Пока люди приходили в себя и могли дать отпор нахальным грабителям, те успевали съесть все, что там было, а собака еще и в зубах уносила  съестное.

    Роль кота в этом деле была не совсем понятная. Кот непосредственно не принимал участия в грабеже, однако иногда получал свою долю. Мы нередко наблюдали как Василий и Джулия вместе ели ворованную колбасу. Кем он был, большим хитрецом или … «крестным отцом» этой троицы?  Скажу по секрету, нам тоже достался кусок такой колбасы, однако, это уже совсем другая история.

    Что удивительно. Никто из туристов ни разу не жаловался на такие набеги животных. Наоборот, все с удовольствием рассказывали об этом. Видимо, перед их взором сразу же всплывали персонажи «Бременских музыкантов», а окунуться в сказку – это стоит куска колбасы и поваленной палатки. Иногда такие рассказы обрастали всевозможными небылицами и тогда они превращались в продолжение уже известной сказки. Ведь каждый человек по натуре,  если не артист, так фантазер уж точно.

 

СОУЧАСТИЕ В …

      Из продуктов у нас оставались одни только крупы и макароны, на которые не только глаза, но и рот уже не смотрел. Приезд сотрудников должен был разнообразить наше скудное меню, однако они почему-то задерживались.

Работали мы в лаборатории и периодически с надеждой поглядывали в окно.      Вдруг появилась наша овчарка Джулия, а во рту у нее – огромный кусок колбасы. Собака периодически поглядывала по сторонам, не покушается ли кто на ее добычу. Мы потихоньку вышли из лаборатории и ползком двинулись за ней. Необходимо быть предельно осторожным, чтобы собака не заподозрила о наших намерениях. Шмыгнет в кусты –  и видели мы свою колбасу. Так что мысленно мы уже присвоили ее себе.

    Наконец  собака нашла укромное местечко, вырыла ямку и закопала свою добычу. Вот тут-то мы с дикими воплями и выскочили из засады. Собака, конечно, не ожидала такого коварства с нашей стороны. По праву сильного колбаса была конфискована. На ужин мы с удовольствием ели жареную колбасу. Собака за работу тоже получила свою долю.

    Мы понимали, колбаса ворованная. Однако, что делать, «голод – не тетка». После ужина кто-то из наиболее совестливых пытался доказывать собаке, что красть – это плохо.

    Через несколько дней один из туристов рассказывал нам, в его отсутствие какой-то зверь забрался в палатку и съел все мясо и колбасу. Следы на земле были огромные, по-видимому, волчьи.

    Мы понимали, что «у страха глаза велики», и сочувственно кивали ему головой. Не могли же мы признаться, что вместе с «волком» съели его припасы.

 

ОСЫ  – СТОРОЖА

 

     Вы, наверное,  помните эпизод из  сказки Р. Киплинга «Маугли»,  где мудрый удав Каа привел мальчика  в заброшенный город. Там, в глубоком подвале  старая кобра сторожила драгоценности. Маугли  в схватке победил ее и в качестве трофея забрал себе  нож. А моя история приблизительно о том же. Рой грозных ос-шершней  много лет сторожил на чердаке дома огромный сундук с добром.

    Как-то  раз на биостанцию  приехал старый профессор  и поведал, что около 30 лет назад  они оставили на чердаке лабораторного  корпуса сундук с продуктами. Решили проверить.  Однако желающих не оказалось, так как на чердаке  жили шершни. Это крупные и злые осы. Укол жалом шершня  очень опасен. Однажды оса ужалила одного из сотрудников,  в результате чего рука несколько часов была парализована. А  здесь рой ос.

    Наконец-то я решил  рискнуть. Надел плащ,  рукавицы, на голову – нечто  похожее на противогаз и полез.  В углу чердака обнаружил сундук,  а над ним огромное осиное гнездо размером  с хороший арбуз. Я полз к сундуку несколько  минут со всеми предосторожностями. Как только осы   начинали кружиться надо мной, я замирал, и лежал до тех пор, пока  они не успокаивались. Наконец-то я подполз к сундуку, привязал к ручке  веревку и с теми же предосторожностями отправился обратно. Затем общими  усилиями мы подтащили сундук к люку и вытащили наружу. Осы сколько ни злились,  однако все бесполезно. Сундук был у нас.

    В сундуке оказались  крупы, макароны, сгущенное  молоко и другие продукты. В течение  нескольких дней все это было съедено. И  только в конце, когда доедали остатки, кто-то заметил,    некачественные продукты с просроченным сроком годности есть не рекомендуется.  В ответ на это один из наших сотрудников рассказал историю, как он ел … мясо мамонта.

 

ЖАРКОЕ  ИЗ МАМОНТА

    Можно  ли употреблять  в пищу некачественные  продукты? Конечно, нет. Однако  мы рискнули. Мы съели мясо, срок  годности которого истек несколько тысяч   лет назад. А случилось это вот как.

     Мы проводили  геологические изыскания  на далекой и холодной Чукотке.  На базе было несколько вечно голодных  собак, накормить которых досыта было практически  невозможно. Они в мгновение ока съедали все, что им  ни давали. И вот случилось чудо! Собаки перестали требовать  еду. Они, по-видимому, где-то нашли тушу погибшего животного, вот и питались  там.

    Решили  проверить,  что же едят  наши собаки. Оказалось,  что это не такое уж простое  дело. Собаки убегали с базы со  всевозможными предосторожностями.  Наконец-то нам удалось добраться до  места кормежки.

    Оказалось,    собаки ели … мамонта.  Река подмыла берег, он  обвалился и обнажился замерзший  труп. Собаки и другие звери успели  съесть большую его часть. Оттаявшее мясо  уже разлагалось, однако, это не останавливало  собак. Мы отрубили кусок замерзшей мамонтятины и принесли  в лагерь. Кто-то зажарил его, а наиболее смелые съели. Раздались  нетерпеливые голоса:

  – Ну, и как?

  – Нечто  среднее между  вкусом кожаной  и каучуковой подошвы.   Однако теперь я с гордостью  всем рассказываю, что ел еду далеких   предков.

    Все с завистью смотрели  на рассказчика. Думаю, в  тот момент каждый готов был  отдать по хорошему куску отбивной за  самый маленький кусочек этой жареной подошвы.

 

БУРИДАНОВ  ОСЕЛ*

    Вы, наверное,  помните сказку о  Емеле, который в проруби  поймал щуку, и с ее помощью  стал богатым и счастливым. А я  расскажу историю про моего приятеля,  который, называя себя буридановым ослом,  упустил такую возможность.

    А случилось  вот что. Озеро,  на котором проводили  исследования, покрылось  тонкой коркой льда, и только  в его середине была небольшая  полынья. Лед был слишком тонкий,   чтобы по нему можно было ходить, поэтому  приходилось пробиваться к чистой воде в обычной весельной лодке.  Для этого молотом разбивали лед, делали проход для нее и так, шаг за шагом, продвигались к полынье. От такого грохота  чертям было тошно (если, конечно, они там водились), не говоря уже о рыбе.

    Как-то  раз после  очередной серии  ударов молота по льду из  воды выпрыгнула большая щука  и упала в лодку. Она, или испугалась  шума, или же гонялась за мелкой рыбешкой,  и не рассчитала своего прыжка.

    Что делать,  как Емеля-дурачок,  отпустить ее в воду, или … зажарить?  Мозг лихорадило. С одной стороны – сказка,  с другой – живое существо, надо спасать. Однако, …   щука – это объект охоты. Сама виновата, что попала в руки  человека. А самое главное – у этого исследователя давно закончилось  мясо, и меню состояло из одной только каши и чая.

    Пока продолжался  этот незримый спор сторонников  охраны живой природы и ее потребителей,  щука замерзла. Все вроде бы стало на свои  места. Однако,… начала мучить совесть: щуку загубил,  да и сюжет сказки из головы не шел. Пока работал несколько  часов на ветру и холоде, сомнения совсем одолели. Обратно плыл, укоряя  себя о загубленной щучьей душе. Есть щуку не стал. Для успокоения совести пришлось ее коту   отдать.

    *Так  говорится о человеке,  находящемся в положении  крайней нерешительности, колеблющемся  в выборе между двумя равносильными решениями.  Выражение это приписывается фр. философу XIV века Жанну Буридану. В доказательство одного из своих доводов он  привел в пример осла, который находился между двумя равными охапками сена, должен был умереть с голода.

                                                        

РЫБЫ – СУДОМОЙКИ

    Эта история специально написана для детей, которые не любят манную кашу. Напрасно! Она очень вкусная и полезная. Ее едят не только люди, но и … рыбы. От них не отстают и головастики. Когда им давали на выбор несколько видов каш, они в первую очередь съедали манную. А головастики, которых специально подкармливали этой кашей, росли значительно быстрее, чем их собратья, обделенные таким вниманием. Так что, дорогие ребята, берите с них пример.

    Мы проводили научные исследования на одном из озер Подмосковья. Повара у нас не было, и еду приходилось готовить самим. Приготовление пищи – процесс творческий, чем-то сродни научной работе, где каждый имеет возможность экспериментировать. Однако самое неприятное  в этом деле – мытье посуды. Представьте, сколько ее оставалось после полутора десятка человек. А если сюда добавить кастрюли, сковородки и прочую кухонную утварь. Ужас! И все это вначале надо мыть горячей водой, потом споласкивать холодной, вытирать и раскладывать по полкам. Так что вторая часть дежурства на кухне  у большинства из нас не вызывала особого восторга.

    Обратили внимание, к берегу подплывают мелкие рыбешки и подъедают остатки пищи. Выход был найден. Посуду стали раскладывать в прибрежье озера. Рыбки забирались в кастрюли, тарелки, сковородки и быстро съедали остатки пищи. Когда рыба уплывала, за дело принимались головастики. В том году их было огромное количество. Они облепляли стенки посуды и соскабливали с нее все то, что не могли съесть рыбы. Оставалось немного сполоснуть –  и посуда была чистая. Мы были им крайне благодарны, что избавили нас от столь неприятной работы.

    Мы начали интересоваться,  что же едят рыбы? Оказалось,  они съедают все, что попадает в водоем,  – кашу, лапшу, макароны, хлеб, вареный картофель, капусту. Даже кусочки жира – и их съедали. У рыбы спина темная,  и сверху ее трудно разглядеть, зато хорошо виден во рту светлый кусочек каши или макаронинки. Мечется рыба из стороны в сторону, пока ни съест еду, а потом опять кидается  за новой порцией.

    В присутствии рыбы вода  в прибрежье всегда была чистая; все пищевые отходы сразу же утилизировались ими. Осенью вода у берега стала быстро охлаждаться, и рыба перестала подплывать к берегу. Из-за этого пришлось уже самим заниматься мытьем посуды, притом на кухне, а не в озере. Отсутствие рыбы сразу же сказалось на качестве воды. Вода у берега сразу же загрязнялась, и стала  непригодна для мытья посуды.

    Как показали наши наблюдения, рыба больше всего  любит манную кашу. Стоило поставить посуду с остатками каши в озеро, как вода буквально закипала от нетерпеливых рыбешек. В кастрюлю до десятка небольших рыбок набивалось. Головастики не отставали от них. Они так облепляли посуду, что она становилась черной от их тел. Рыбы  хватали кашу даже из рук. Опустишь в воду облепленную кашей руку и чувствуешь, как они тычутся в нее своими ртами. Нам даже казалось, что в этот момент их можно было трогать руками. Однако мы не позволяли это делать. Ведь это же были наши судомойки, и они должны нам полностью доверять.    

Садчиков Анатолий Павлович,

профессор МГУ  имени М.В.Ломоносова, вице-президент МОИП