РАНГИТОТО

Продолжение. Начало читайте в №88,89,90,91.

Новая Зеландия – страна островная. Два больших острова, Северный и Южный, и более семисот мелких островов, большинство из которых необитаемы. Острова образовались в результате сейсмической активности региона, некоторые появились в результате вулканической деятельности, как остров Рангитото. Он хорошо виден с набережной Окленда. Через залив Хаураки стоит серая конусообразная громадина, на широком основании. Извержение вулкана, приведшее к образованию острова, произошло около семисот лет назад, когда Новая Зеландия была уже заселена племенами маори. Недалеко от Рангитото расположен остров Мотутапу, откуда было видно извержение и образование нового острова. Во время отлива с одного острова на другой можно пройти, не замочив обуви. Сам остров-вулкан Рангитото небольшой, всего пять с половиной километров в диаметре и имеет почти правильно-круглую береговую линию. Сейчас этот остров является исключительно экскурсионной достопримечательностью, заповедником, постоянного жилья там не строят. Во время Второй Мировой войны там была расположена батарея для защиты от нападения со стороны океана.
Название острова принадлежит маорийцам. Кратко это название означает «место, где вождь Тама-те-капуа пролил в битве свою священную кровь». Есть ещё одни перевод этого слова: «Известный вождь каноэ, которое называлось Арава, был тяжело ранен в этом месте». Эти длинные фразы умещаются в одно слово просто потому, что составлено оно из первых букв слов, составляющих предложение, в котором заключена реальная история. В те времена вожди племён маори враждовали между собой, дело доходило до кровопролития. 
Сама я на Рангитото не была. Во-первых, это не входило в план, составленный сестрой, во-вторых, я бы отказалась от такого предложения. На мой взгляд, чтобы посетить этот остров, надо обладать незаурядным здоровьем и иметь в Душе большую тягу к экстремальным видам отдыха. Гулять по вулкану – это не для меня. Я просто смотрела на эту громадину. Уже от одного осмотра издалека дух захватывало от сознания, что вот он, почти рядом, ВУЛКАН! Пусть и спящий, но всё равно страшно. Кто его знает, когда ему вздумается проснуться?
Но мне всё-таки довелось ощутить на себе вулканическую активность. Пусть не по-настоящему, но впечатление осталось сильное. 
В городском музее, что в парке Домейн, очень интересная экспозиция, посвящённая именно сейсмической и вулканической активности региона. Если бы знала английский язык, всё сама бы прочла, а так приходилось довольствоваться переводом сестры. Так сказать, в общих чертах. Но есть там один объект, экспонатом это назвать трудно, посещение которого как раз и оставило самое заметное впечатление от этого музея. 
Представьте себе маленький домик. Вернее, две стены с окнами за плотными занавесками, крыльцо в две ступеньки, дверь. Перед «домиком» стоит указатель улицы на белом столбике, как положено в Новой Зеландии, PUIA ST. Посетители ждут время, когда можно войти туда. Заходим с сестрой в домик и сразу попадаем в гостиную с большим окном во всю стену. Убранство минимальное: диван перед окном, большой, чтобы могли усесться несколько человек, вдоль боковой стены ещё сидячие места для гостей, в углу телевизор, на полу ковровое покрытие. Все ли смогли сесть, не знаю, не оглядывалась, кажется, кто-то остался стоять, хотя можно было сесть прямо на пол. Вид из окна как раз на символ Окленда – остров-вулкан Рангитото. 
Диктор что-то вещает с экрана телевизора, сестра не успевает переводить, говорит: – Смотри в окно.
А что там смотреть? Синяя вода залива, на дальнем плане серая громада Рангитото, небо в какой-то сизой дымке с быстро наплывающими облаками. И в какой-то момент замечаю, что слева от подножия вулкана, как будто из воды, поднимается тёмное серое пятно, которое расползается и плывёт в сторону Окленда. Чем ближе «подплывает», темнее становится.
Голос диктора становится всё более  тревожным, на экране начинаются помехи, свет в гостиной мерцает.  Вдруг экран гаснет, хотя идут ещё звуковые помехи, за «окном» всё становится тёмным и грозным, стены домика начинают дрожать, пол трясётся. И тут начинается кульминационный этап: пол вздрагивает так, что толчок ощущается всем телом. Уже страшно. Но посетители воспринимают всё происходящее спокойно, никто не спешит покинуть здание, никуда не дёргаются, продолжают сидеть на своих местах, как будто их пригвоздило к диванам. Сквозь помехи на экране опять возникает силуэт диктора, его почти истерический голос. Ещё один толчок, с пола и  со стороны «окна», всех обдаёт воздушной волной, раздаётся звон стекла, и в комнате гаснет свет. Когда свет включается, за окном картина, достойная кисти Карла Брюллова, только цвет однообразно серый. Всё пространство перед «окном» покрыто вулканическим пеплом, поваленные деревья, перевёрнутые машины, разрушенные дома. И плывущие по небу тучи. А серая громада нового вулкана появилась между берегом и Рагитото.
Посетители спокойно встают и уходят из домика, который только что при них был подвергнут действию вулкана. Хорошо, что он сам не разрушился. И всё это было только «представлением» того, что может произойти, чего можно ожидать от такого опасного соседства с островом-вулканом Рангитото. 
Дело в том, что под Рангитото существует большая кальдера (магмовый мешок), в котором продолжают бушевать и кипеть страшные силы, готовые в любой момент вырваться на волю извержением вулкана. 
Такая вот история, вкратце, про то, как я «побывала» вблизи проснувшегося вулкана.

                               Елена Прохорова, Москва, Россия

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *