ЛЕЧУ В НОВУЮ ЗЕЛАНДИЮ

Продолжение. Начало читайте в №88.

Историческая деревня Хавик

Ездили с сестрой в историческую деревню Хавик/Howick. Честно говоря, это не в полном смысле слова деревня. Это воссозданное из собранных по всей стране и свезённых в одно место домиков и бытовых предметов поселение. На том месте, где создали этот музей, оставалось всего 3 строения, сейчас же там настоящая деревушка со всеми необходимыми службами. Подразумевается, что в таких поселениях жили ЗАЩИТНИКИ.

Кто такие защитники? Дело в том, что в 19-м веке из Англии в Новую Зеландию потянулись переселенцы. Конечно, в НЗ уже жили местные племена маори, воинственный народ, не желающий просто так отдавать свои земли пришлым. Для охраны поселенцев нужны были защитники. По какому принципу люди становились жителями НЗ, почему они бежали из своей страны в неведомые земли, часто даже с семьями, не знаю. А вот защитниками становились молодые люди в возрасте до 35 лет, прошедшие полноценную военную подготовку и отслужившие определённый срок в английской армии.

КТО ТАКИЕ ЗАЩИТНИКИ?

Слово «защитник» происходит от понятия способный защищать. Защитниками могли стать мужчины, отслужившие в Королевской армии Англии или моряки, вышедшие в отставку. Они прибывали в Окленд с 1847 по 1852 годы для защиты новой столицы – Окленд, от нападения маорийцев или французских колонизаторов.

Защитники обосновывались в Хавике, Панмюре, Отахуху и в Онеханге.

Многие защитники были женаты и имели маленьких детей, они переезжали, чтобы начать новую жизнь. Они убегали от ирландского картофеля или индустриальной революции.

Защитники не видели военных действий. (Это перевод с плаката, который встречает всех желающих ознакомиться с экспозицией. Перевод сестры).

Они создавали свои поселения, где жили в шалашах и палатках под открытым небом, ведя походную жизнь, отгоняя от жилья мирных граждан воинствующих маори, одновременно с этим потихоньку налаживали свой быт. Ведь им за службу на посту защитников в течение нескольких лет полагался кусочек бесплатной земли, где они могли уже построить приличный дом, обзавестись семьёй.

Деревня, которую мы посетили, как я уже написала, не совсем настоящая, это собранные со всей страны дома первых поселенцев, расставленные по большой территории, связанные между собой дорожками, посыпанными белым ракушечником.

Как в настоящем музее, здесь есть экскурсоводы, одетые в одежды того времени. Когда  мы с сестрой сделали несколько первых шагов по земле этой исторической деревни и стояли перед первым поясняющим плакатом, текст с которого она мне переводила, на дорожке показалась крупная женщина, одетая не по-современному. В праздники здесь проводятся костюмированные действия, воспроизводящие жизнь первых поселенцев, а в будни для немногих любопытствующих, интересующихся и праздно шатающихся,  проводятся скромные экскурсии, гидом в которых становится волонтёр, одетый по тогдашней моде. Так как сестра уже была здесь, и не однократно, от услуг экскурсовода мы отказались. Сестра объяснила этой женщине ситуацию, добавив при этом, что все объяснения для сестры, приехавшей из России, она будет давать сама. Экскурсовод дала только несколько пояснений по положению в поселении на сегодняшний день, а именно: не все дома сегодня готовы показать себя в полной мере, не все службы сегодня будут представлены в полном объёме (не было кузнеца, учителя, почтальона, судьи). Но посмотреть многое можно просто так. Сестра, конечно, не профессиональный экскурсовод, но рассказывает она много и интересно. Многое написано на пояснительных табличках и фотографиях, которые сестра мне переводила.

Первый дом, в который мы зашли, был явно не из самых первых строений, да и принадлежал он не защитнику, а фермеру, он был доставлен из другой местности, но это не важно. В доме воссоздана обстановка тех времён. Двухэтажное строение с крепкими стенами и «черепичной» крышей. У крыльца стояла запряжённая в коляску лошадь, (не настоящая, конечно), как будто ждала выхода хозяина. Внутри убранство из сохранившихся и привезённых отовсюду предметов домашнего обихода, собранных в единую коллекцию. На первом этаже гостиная с клавесином и пианино, уже украшенная к Рождеству; столовая с накрытым к праздничному обеду столом; кабинет хозяина (маленькая комнатка с рабочим столом, креслом, книжным шкафом; здесь же седло для верховой езды, которой, видимо, не пренебрегал хозяин и был достаточно искусным наездником). Фермеру вообще необходимо было обладать навыками верховой езды, оно и понятно, фермы – это не дачные участки, расстояния огромные, пешком не находишься. На втором плане, если можно так выразиться, за столовой через маленький коридор, который начинался под лестницей, ведущей на второй этаж,  была кухня. Огромный очаг, плита, масса различной посуды по столам и полкам вдоль стен, посередине массивный, крепкий стол.  За очагом (печкой) ещё одно небольшое помещение с мойкой для посуды, и опять же по стенам полки с необходимой утварью. В конце коридора маленькая комнатка для прислуги. Судя по тому, что такая комнатка одна, прислугой была в этом доме всего одна женщина, она же кухарка, прачка, может быть даже и нянька для маленьких детишек. В коридоре под лестницей маленький чуланчик или маленькая кладовка для хранения продуктовых заготовок и всякой ненужной в данный момент, но которая понадобится в другое время,  утвари. Дом деревянный, даже запах сохранился. На второй этаж ведёт деревянная лестница, не винтовая, но с поворотом. Там располагались несколько комнат, 2 из которых представлены для обозрения: детская и спальня хозяев дома. Это был единственный дом достаточно богатого человека, обременённого семейством.

Другие жилые домики не так красиво и богато убраны, там жили работяги. Двухкомнатный, небольшой дом. Одна  комната – спальня, вторая кухня, она же столовая и место, где хранится нужный в хозяйстве инвентарь. Тяпки, лопаты, косы, пилы убирались под потолок. Сарая не было, оно и понятно, народ не богатый, возводить ещё одно строение было не на что, да и времени на это не хватало, надо было пахать, сеять, убирать урожай. Из спальни на чердак вела лестница, крепкая, добротная. Что было на чердаке, выяснить не удалось, т.к. пройти в спальню хозяев нельзя, комната перегорожена толстым канатом, только для обозрения, но люк на чердак был открыт.

Ещё несколько домов были открыты, надписи на стенах сообщали, что это были жилые домики, но в них были представлены предметы обихода, собранные по определённым темам. В одном домике были собраны маслобойки с разных мест, разных конструкций, ящик для переноски готового масла, специальные ёмкости, где формировали масляные бруски и ставили свою «печать» хозяйки. Люди, пришедшие за маслом, по печати могли определить, какая хозяйка приготовила этот замечательный продукт. Т.к. у каждой хозяйки были какие-то секреты, то и масло получалось разное, вот покупатели и выбирали по этим печатям именно то масло, которое им больше полюбилось.

В другом домике собрана коллекция швейных машинок. Поселенцы семейные должны были привезти с собой определённый объём ткани, уметь сшить из него одежду для всей своей семьи. Вот и везли из Англии, кроме ткани, ещё и швейные машинки. А перевозить на пароходе можно было только один сундук определённого размера, не зависимо от количества людей. Одинокие переселенцы и большие семьи имели право на одинаковый размер поклажи. Сам сундук, с которым приезжали в эту страну люди, не видела, но предполагаю, что он не слишком велик. Рядом со швейными машинками столики для рукоделия, нитки тех времён.

В поселении должен был быть, естественно, суд. Для этого учреждения был специальный дом с «залом заседаний», со скамьёй подсудимых, с кафедрами для обвинителя и защитника, со скамьями для зрителей. В центре стол для присяжных, я так думаю, пред ним стол еще бОльшего размера для господина судьи . В объявлении на стене дома написано, в какие дни жители могут обратиться в это уважаемое учреждение. Другими словами, график приёма граждан. А у крыльца на земле лежали кандалы с гирями! Из суда прямо в тюрьму, под конвоем.

Ещё одно специальное здание – почтовое отделение. Маленькое приёмное помещение, где выдавалась корреспонденция, что в других помещениях этого здания, не знаю, были закрыты. У входа в Почтовую контору стоит длинная скамья, наверное, для ожидающих своей очереди, –  тех, кто надеется  получить долгожданные весточки от родных с Большой земли.

Школа. Ну, куда же без неё, если переезжали на новое место вместе с детьми? Да и на новом месте жизнь идёт своим чередом, а, значит, прибавления в семействах не миновать. А учить детишек надо. Не только тому, как выживать в незнакомых условиях, но и грамоте, арифметике и прочим наукам. В помещении «школы» были рядами установлены парты, привезённые со всей Новой Зеландии. Разные по конструкции, парные и одиночные, со следами чернил и царапинами. На небольшом возвышении место учителя, доска, большие счёты на ножках, чтобы все сидящие в достаточно просторном помещении ученики могли видеть, какие арифметические операции проводят на этом немудрёном, сейчас, прадедушке калькулятора.

Замечательная коллекция детских игрушек того времени, собранная ещё в одном доме.

Кукольный домик, изображающий магазины и другие службы, вплоть до парикмахерской. У домика на тротуаре стоит тележка зеленщика без лошади.

Игрушечная коляска с куклой. Верёвочные игрушки, вернее, игрушки, приводимые в движение верёвочками.

Обязательный в каждом доме камин с растопкой из кедровых шишек, а, может быть, из лиственничных. Здесь удивительные лиственницы с огромными шишками.

В поселении нужна была, конечно же, кузница. Большое здание деревянное с открытой передней стеной, внутри все необходимые кузнецу инструменты, печь-горн, большая бадья для охлаждения выкованного изделия, готовые тяпки, лопаты, подковы. В праздничные дни кузница работает, всю продукцию, изготовленную в этот день, раздают посетителям и экскурсантам. Рядом дом – мастерская плотника, который изготавливал всякую деревянную утварь и мебель.

Ещё один интересный экспонат на этой, немалой по территории, деревни – водяная мельница. Опять же из-за буднего дня она не работала, можно было только осмотреть снаружи и внутри устройство, приводящее в движение жернова, всевозможные необходимые мельнику предметы и инструменты. Весы, ручные мельнички для небольшого количества зерна.

Люди той эпохи были набожны. Им крайне необходима была церковь. И в этой деревне было здание церкви. Католическая церковь, внутри 2 ряда скамеек, у дальней стены, как положено, кафедра для проповедника, маленький музыкальный инструмент, вроде органа или пианино. Около церкви могила, видимо, первого из миссионеров.

Маленькое строение, разделённое на 2 помещения – магазин и пивная.

Конечно же, был и самый первый домик первых поселенцев. Это не шалаш, а именно дом со стенами, которые сделаны из  стеблей, связанных в пучки, по примеру маорийских построек, крыша покрыта пальмовыми ветками. Это было первое, временное строение, где можно было укрыться от палящего солнца, переночевать, но не прохлаждаться, т.к. всё время было посвящено строительству более пригодного для жилья здания из дерева.

Всего не перечесть. Мы с сестрой даже не смогли обойти всю деревню, пришлось прервать экскурсию. Уж больно велика для нас оказалась территория.

Вот таким образом современные жители Новой Зеландии и гости этой замечательной страны могли познакомиться с историей заселения. Сколько труда вложено в эту деревню, сколько любви и тепла к своей стране и её истории показали люди, создавшие такой удивительный музей под открытым небом!

Елена Прохорова, Москва

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *