“ Золотая история “ (реальная фантастика)

Главы из книги «Новая Зеландия – взгляд изнутри»

 Продолжение. Начало читайте в №91.

Пожалуй, в первый раз за всю мою насыщенную различными событиями жизнь, настоящее НЕОБЫЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ приоткрыло для меня своё лицо. Глядя на старую заброшенную хижину, я был готов к самому невероятному продолжению. Но, как оказалось в дальнейшем, действительность превзошла все мои самые смелые ожидания.
Естественно, что после старых разрушенных могил, я и мысли допустить не мог, что в этом забытом Богом уголке может быть и существовать кто- то живой. В духов я не верил и как бы здравый смысл постоянно не убеждал меня, что мёртвые не кусаются. Но… Но что-то было не так, такое вот совсем маленькое “не так”, которого я не мог сформулировать и которое не давало покоя. Что-то мешало, как соринка в глазу. Что-то тревожило. И не только меня одного. Вот поэтому, (чего греха таить – всё честно рассказываю) потихоньку приближаясь к хижине, я не убирал пальца с взведенного курка “винчестера”.
Хижина, сложенная из грубо отёсанных круглых брёвен, выглядела заброшенной, но довольно крепкой на вид. Судя по всему, за последние десятилетия тут вряд ли кто появлялся. Кроме, конечно, тех пяти, которые лежали совсем недалеко отсюда. Рядом с дверью на земле лежал очень ржавый топор без рукоятки, а на вбитых между брёвнами колышках висела парочка ржавых капканов и пила. Это было первое, что бросилось мне в глаза. Чуть подальше, прислонённая к стене, стояла ржавая до дыр лопата. Я приблизился вплотную к двери, положил на доски руку и несильно толкнул. Дверь не подалась. Я толкнул посильнее. Тот же результат. Тогда я развернулся и резко нажал правым плечом. За дверью что-то хрустнуло, запахло старой древесной пылью, и немного перекосившись, дверь подалась на ширину ладони. Я отступил на шаг, чуть подумал, перекрестился и, толкнув дверь ногой, ступил в пыльный полумрак…
Пахло старостью, мышами и ещё чем-то терпким и незнакомым. Первые несколько секунд, пока глаза привыкали к внутренностям хижины, я замер на пороге, не дыша и не двигаясь. И в то же время готовый ко всему – защищаться или бежать, например. Первое, что я увидел, это сложенная из серых булыжников печь, пристроенная к задней торцевой стене хижины. Рядом небольшая поленница наколотых дров. Вечерний свет скупо проникал внутрь, через маленькие, без стёкол, похожие на квадратные бойницы, окошки. Всё было покрыто сплошным ковром толстенного слоя пыли. Я чуть переступил, и мои следы чётко отпечатались на полу. Какие-то полки на стене слева с какой-то утварью, грубо сколоченный стол и две лавки, металлические миски и кружки, подсвечник, ружьё в углу, груда старого тряпья и несколько лотков для промывки породы, широкие нары справа вдоль стены, такие же нары слева, на нар… СТОП ! Я вздрогнул, сердце пропустило удар… На нарах кто-то лежал. По крайней мере, силуэт того, что находилось под большим серым одеялом (?!), укрытое с головой, очень напоминало по очертаниям человеческую фигуру. Я почувствовал, как по спине стекает струйка пота, вдруг стало жарко и как то … нестрашно. Медленно ступая по скрипящему полу, сделал шаг, другой, подошел вплотную, переложил из правой руки в левую “винчестер” и осторожно потянул на себя разваливающийся под пальцами материал. Ещё, ещё, ещё чуть- чуть…
Чёрными, пустыми глазницами, с вечно улыбающимся оскалом, в ореоле из тёмно – рыжих волос на меня глянул, обтянутый желтоватой сморщенной кожей, череп. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга. Я громко проглотил слюну, выпустил из руки одеяло и отступил на шаг. Под пятку левого ботинка что-то попало и откатилось в угол. Не сводя взгляда с черепа, я наклонился и пошарил на полу. Потом выпрямился и поднёс руку к лицу – у меня на ладони лежали несколько медных, позеленевших от старости револьверных гильз. И тут я сделал то, чему никак не могу найти объяснения и по сей день, как будто кто-то подтолкнул меня сделать именно так – я наклонился к черепу, осторожно сунул руку под какую-то истлевшую одежду под ним и вытащил то, что там лежало. Не думал при этом ни о чём – всё получилось как бы само собой. Я держал в руках небольшой револьвер с потемневшей деревянной рукояткой и маленькую плоскую коробочку из-под чая или из-под табака, в которой что-то глухо звякнуло. Потянув шомпол, я открыл револьвер – в каморе барабана находился единственный патрон и этот патрон был готов к последнему выстрелу. В коробочке же, как Вы правильно догадались, находилось штук пять больших – с пол пальца и несколько поменьше золотых самородков. Я немного подумал, потом одной рукой тихонько защёлкнул барабан револьвера, второй закрыл крышку коробочки, сложил их вместе и осторожно двумя руками вернул на прежнее место. Череп смотрел на меня и улыбался. Я чуть улыбнулся ему в ответ, хотя, по правде сказать, мне было жутковато. Попробовал укрыть его, как было, но потом отказался от этого – одеяло распадалось под руками на куски. Так последний Хозяин хижины и смотрел на меня, пока я потихоньку двигаясь в быстро сгущавшейся темноте, пытался более внимательно осмотреть хижину. Ничего особо достопримечательного я больше не нашел, вытащив из угла и взвесив в руках небольшую короткую винтовку, взял её с собой, что бы подробнее рассмотреть при свете костра. Стемнело совсем. Выйдя из хижины, тихонько притворил дверь и, пересекая поляну, пошел по направлению к могилам. Страх почти прошел и я как то немного успокоился. Теперь надо было найти всему увиденному разумное объяснение и всё бы стало на свои места. Юта встретила меня на том же месте, где она меня догнала по пути в хижину. Я наклонился и погладил её, она в ответ лизнула меня в нос влажным, шершавым языком.
Естественно, что ночевать возле могил, мы не стали. Я забрал рюкзак, собрал вермишель с колбасой в котелок для Юты, поднялся вверх по течению Безымянного ручья и остановился в метрах  70 – 80 выше хижины по склону. Если бы был день, то я наверняка видел бы её с места своей стоянки. Быстро развёл костёр, накормил собаку, вскипятил чай. Потом занялся винтовкой. При ближайшем рассмотрении это оказался помповый “винчестер” 22 калибра, примерно по виду конца 19 века. Патронов в магазине не было. После такого перенасыщенного событиями дня, я думал, что не смогу заснуть, но я ошибался. Расстелил коврик, спальник, ещё успел подумать про Хозяина хижины – как это он остался один, почему россыпь стреляных гильз на полу, кто хоронил умерших (погибших), почему… и незаметно уснул, подложив под голову рюкзак.
Проснулся как от толчка. Что- то изменилось, что- то произошло, что-то непонятное витало в совершенно безветренном ночном воздухе. Рядом глухо, зло, и в то же время как то жалобно рычала Юта. Нажал кнопку и глянул на светящийся циферблат часов – 3:37, глухая ночь. Полная луна освещала лес, долину, поляну. Я был прав – хижину было видно отсюда, чёрным пятном угадывалась она на фоне более светлой поляны. И в ней горела свеча…
Было хорошо видно, как просачиваясь сквозь щели двери, свет от пламени дрожал и колебался – то притухал, то становился вдруг ярче. Было хорошо видно, как совсем не ярко светилось левое, видимое окошко хижины. Ужас, настоящий животный ужас в один миг охватил меня! Контролировать себя, искать объяснение происходящему было в тот момент невозможно. Я считаю себя смелым человеком, но в тот момент я превратился в труса, в жалкого ничтожного, дрожащего труса. Что- то случилось со мной в тот момент. Я вцепился в ружьё, судорожно оглянулся вокруг себя, потом с готовым выпрыгнуть сердцем, трясущимися руками схватил рюкзак, натянул на босые ноги ботинки, подхватил винтовку и бросился вниз по склону, не разбирая дороги. Странно – но в тот момент я даже и не вспомнил о своей больной ноге. Спотыкаясь и падая, до крови царапая лицо и руки, попадая в какие-то ямы, перебираясь по воде, хрипя и отплевываясь, я старался как можно дальше убежать от ужасного и непонятного находящегося в хижине. Я потерял счёт времени, я не понимал где я, что со мной, я был вне реальности, я просто бежал… Дикий страх гнал меня всё дальше и дальше. В один момент я удивился – почему я слышу себя со стороны, а потом вдруг понял, что это хриплое прерывистое дыхание принадлежит Юте, которая ни на шаг не отставала от меня в этой сумасшедшей гонке. 
Помню, что начинало потихоньку светать. Деревья, камни, кусты – всё слилось для меня в одну серую бесконечную полосу. Сколько я так бежал?! Я не помню.
Совершенно обессиленный, то и дело падая, я под утро выбрался, наконец, на песчаный берег какого-то незнакомого озера, бросил рюкзак и оружие, дополз до воды и, уронив лицо, пил, пил и никак не мог напиться… 
Пробуждение моё было странным – сначала появилась боль, потом через плотно закрытые веки начал пробиваться свет, появились какие-то звуки, запахи… Запахи пахли табаком. Я медленно и с усилием раскрыл глаза и попытался сесть. С третьего раза у меня это получилось.
Я обнаружил себя на галичниковом берегу незнакомого озера, болело всё, что только может болеть в человеческом теле. Мягко била в берег волна, бесконечно голубело небо над головой, рядом глядя на меня и высунув язык, дышала Юта, слева в метре валялся раскрытый рюкзак, справа рядом лежал мой «винчестер» и тот, второй, из хижины. При воспоминании об этом меня передёрнуло. Значит ВСЁ правда?!
Какой-то посторонний звук заставил меня повернуться. Метрах в двух от меня, на корне ивы, сидел Пит Форевер и, глядя на меня, молча попыхивал своей неизменной трубочкой, а метрах в 5 от берега плавно покачивался на поплавках старина Билл.
– Доброе утро, сэр, вовремя вы сигнал подали. Я уже совсем почти мимо пролетел. Как Вас занесло-то сюда, сэр, рыбу что ли ловили?! – как обычно на одной ноте проворчал он, кивая мне и откручивая крышку, у внушительного размера, плоской фляги. 
Скосив глаза, я увидел валяющуюся рядом с рюкзаком пустую коробку из-под сигнальных ракет, задумался, что-то пытаясь вспомнить, протянул руку и надолго припал губами к пахнущему настоящим шотландским виски, горлышку. На некоторое время мир вокруг меня перестал существовать и вывел меня из этого блаженного состояния конец фразы Пита – «… ну и видок у Вас, сэр, как будто за Вами черти всю ночь по бушу гонялись!». Я поперхнулся и плотнее прижал горлышко к губам …
Винтик выскользнул из мокрых рук, крышка звякнула об пол, я со злостью потряс фильтр и из него на пол, в лужу мыльной воды шлёпнулся золотой самородок размером с половину большого пальца руки.

Я сидел в той же луже и тупо вертел его в руках. Я точно помнил, что не взял в хижине из маленькой коробочки у изголовья НИЧЕГО …
Я начал писать эту историю давно, несколько раз бросал, рвал и начинал всё по новой. Потом брался опять и опять бросал. Пока не «забыл» на пару лет. И всё это время я так или иначе пытался найти логическое и правдоподобное объяснение всему произошедшему. Я пообещал себе, что допишу и покажу её людям только в том случае, если мне удастся хоть как-то объяснить всё это. Не очень хочется выглядеть в глазах своих читателе этаким фантазёром. Но, в конце концов, я немного передумал. И вот результат.
Свеча. В первую очередь, конечно, это свет в хижине ТОЙ ночью. Было много предположений, различных умных (и не очень) версий. Было много разговоров и споров. Одна из самых достойных версий заключается в том, что это мог быть свет от фосфоресцирующих древесных гнилушек, он иногда бывает довольно ярко – мерцающим и даже можно положив на страницу, читать книгу. На втором месте стоит версия о преломлении света луны, пробивающегося через крону дерева. Есть ещё версия о светлячках и т. д. Но всё это – свет белый, как бы не живой. Я же и по сей день уверен, что в хижине ТОЙ ночью, горело «живое», тёплое пламя. Прошло несколько лет, а стоит закрыть глаза, и я вижу это всё снова как наяву. Этого, в отличие от всего остального, я объяснить не могу.
Самородок. Здесь вполне объяснимо. Я перебредал (перебегал) вброд много больших и малых золотоносных речек, где и по сей день находят подчас громадные самородки (например, в Араутауне нашли в 2004 году прямо в черте городка самородок весом почти в полкилограмма). Маленький кусочек золота мог попасть в карман, забиться в рюкзак, застрять в трековой подошве «саломона» и т. д. Потом, когда я по старой привычке после окончания экспедиций и охот, всё снимаю с себя и, включая обувь, засовываю в стиральную машину, самородок вполне мог попасть после выкручивания в фильтр машины. Хотя, вся эта, правда тоже притянута за уши.
Собака. Комментариев по поводу странного поведения Юты у меня нет никаких. Я никогда – ни до, ни после этой истории, не сталкивался с подобным явлением.
Сон. Могло ли всё происшедшее присниться или привидеться? Ведь бывают такие сны – совершенно как настоящие и просыпаешься внезапно с ощущением полностью реальности происходящих событий (вспомнился вдруг старый фильм “Роман с камнем”, где герои подбрасывали в костёр пачки марихуаны, найденные в старом самолёте, потерпевшем аварию в джунглях). Правда зарослей дикой конопли, возле хижины и у места своего ночлега, я вроде как и не помню.
Хижина. Тут тоже не очень сложно. Если верить возрасту винтовки, то действие происходило где-то в самом конце 19 века. Мало ли было в то время авантюристов – золотоискателей, которые на свой страх и риск уходи подальше от всех, в неизведанные места, строили хижины, мыли золото и жили небольшими общинами. Загадкой является другое, и мы этого никогда, к сожалению, не узнаем – пять могил, россыпь стреляных гильз на полу, последний патрон в револьвере у (судя по всему) раненого и умирающего единственного оставшегося жителя хижины, пустой «винчестер» в углу, коробка полная самородков… Что случилось!? Повздорили ли компаньоны, не поделили добычу, подверглись ли нападению других людей и защищались до последнего патрона, умерли ли от какой-то болезни, не дождавшись помощи … Мы никогда этого не узнаем, никогда!

Это практически конец истории. Хотя … Хотя есть и продолжение.
Прошло пару лет. Однажды, рассказывая в очередной раз каким-то своим гостям, эту историю, я захотел показать самородок, как подтверждение своего рассказа. И не нашел его на том месте, на полке в офисе, где он обычно лежал среди других памятных для меня сувениров. Я перерыл всё на свете, я поставил на уши весь дом, но так и не нашел столь загадочно попавшего в мою жизнь кусочка желтого металла.
В том же году летом, путешествуя по Вест Косту с группой туристов из Питера, я заехал в знакомый паб недалеко от Хааста и постарался найти Пита. Никто ничего толкового не мог мне сказать и помочь. И только совершенно случайно, уже уезжая, я столкнулся в дверях со старым фермером и на мой вопрос, он ответил, что Пит Форевер умер в прошлом году в госпитале города Греймуса после второго инфаркта.
И всё же совершенно случайно мне удалось побывать в тех местах ещё однажды. Правда в тот раз я сопровождал своих клиентов на охоте и у нас был вертолёт. Я уговорил пилота слегка изменить курс и сесть на несколько минут на берегу Голубого озера, почти в устье Жёлтой речки. Камеру в бардачке машины я не забыл и с батарейками всё было в порядке в тот момент.
Старая помповая винтовка, очень популярного в те времена 22 калибра, действительно оказалась «винчестером» и сделана была в Америке в 1896 году. Сейчас она висит у меня в доме на стене на самом почётном месте.
Дорогу к хижине я постарался забыть навсегда. И даже если бы я и захотел туда попасть когда-нибудь снова, то сомневаюсь, что нашел бы. Но я не захочу.
Летом 2005 года я сопровождал группу альпинистов из Запорожья в высокогорную зону в Национальном парке Маунт Кук. После вечерней чашки кофе, мы стояли с Тимом Самарским на веранде приюта Мюллер Хат, любовались свежим снегом и закатом, курили и я рассказал ему эту историю. Тим внимательно и с интересом выслушал мой рассказ и, немного подумав, высказал свою версию происшедшего. Версию, про которую я, например, даже и не вспомнил как то ни разу за все эти годы. Тим сказал – « … а ты не думай, не ломай себе голову, всё значительно проще – просто ОН отблагодарил тебя за то, что ты не пожадничал и не взял золото, отблагодарил и дал кусочек на память, что бы ты больше никогда не приходил и не тревожил души …». Вот так.
Остаётся добавить, что представленные здесь фотографии сделаны в разное время и в разных местах, но так или иначе имеют отношение к рассказанной истории. Особенно ценна та, единственная, на которой рядом с биноклем и кепкой лежит тот самый золотой самородок, без которого этой истории никогда бы не было. 
И самое последнее – я был бы очень рад, если бы мои уважаемые Читатели при желании написали бы мне и выразили бы своё мнение обо всём рассказанном выше.
P.S. И ещё – мне действительно очень хочется добраться туда ещё раз. Но есть кое-какие сдерживающие факторы. Не буду об этом… Пока не буду.
Есть несколько моментов, которые очень хотелось бы выяснить:
1. Все ли могилы одинаковы по времени захоронения;
2. Нет ли с наружной стороны окошечек отметин от пуль или чего-то подобного;
3. Более внимательно при дневном свете осмотреть хижину внутри (при прошлом посещении я вроде не помню ничего, напоминающего свечу (плошку) на столе; 
4. Поискать другие гильзы внутри и снаружи хижины (других калибров);
5. Проверить, нет ли выхода породы или шурфов в непосредственной близости от хижины, хотя наличие лотков наводит на мысль, что золото примитивно мыли в ручье;
6. Взять с собой какой-нибудь прибор, с которым можно проверить есть ли отклонения в окружающей среде (магнитные волны, радиация – напр.);
7.Тщательно проверить растительность вокруг – на предмет дикой конопли или ещё чего нить подобного :-));
8.Залезть на тот же холм и сделать вид, что заночевал, дождаться трёх часов ночи и посмотреть, что будет…
9.После всего этого (если будет это ПОСЛЕ) засунуть опять всю одежду и обувь в новую стиральную машину;
И обязательно, если я всё же найду ЭТО место, обязательно придать земле останки последнего Хозяина хижины. Что бы было всё по-людски…
Всё это в принципе возможно, если бы не один немаловажный фактор – Я ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮ В КАКУЮ СТОРОНУ ИДТИ И ГДЕ ИСКАТЬ, только очень – очень приблизительное направление, да и то в самом начале озера.
И последнее – мне покоя не даёт фраза Пита Фореверл про какую-то частично сохранившуюся старую дорогу. Сколько ни расспрашивал старожилов, сколько не рассматривал старые и новые карты – нигде нет ни малейшего упоминания ни о какой дороге.
Думаю… 
P.S. Не знаю, что и думать – если честно, то до сих пор пребываю в состоянии небольшого шока.
Ночь не спал – всё пытался осмыслить и понять произошедшее вчера.
Хочу оговориться в который раз – я совершенно не верю в мистику и всё, что с ней связано. Совершенно не верю в потусторонние силы и всё, что с ними связано. Совершенно не верю в любое остальное тому подобное…
Но то, что произошло вчера, совершенно выбило меня из привычной колеи и образа жизни.
А начиналось всё ТОЧНО ТАК ЖЕ. Месяц назад к нам приехали в гости родители. Стало, кому помогать и следить за детьми и я решил сдёрнуть на недельку из дома и всё же попытаться найти ту старую, заброшенную хижину и решить (по возможности) загадку многолетней давности.
Вчера я начал потихоньку собираться и подготавливать необходимое снаряжение, электронный компас, сильная радиостанция, ночной бинокль, батареи, автономная фара, камера, оружие и т. д.
И вот – вытряхивая из разных рюкзаков и мест своё походное снаряжение, я натыкаюсь на совершенно старую и совершенно ржавую коробочку из-под чая или листового табака. ТАКОЙ КОРОБОЧКИ у меня В ЖИЗНИ НИКОГДА в снаряжении не было!! НИКОГДА!!
С недоумением крутя её в руках, я вдруг с лёгким шоком вспоминаю, что подобную коробочку я УЖЕ ВИДЕЛ. И видел ИМЕННО в ТОЙ самой хижине!
Без всяких мыслей тупо смотрю на неё и автоматически встряхиваю. Раздаётся “шуршащий” звук, но никакой тяжести не ощущается. Чего врать то – руки задрожали, когда я, подковырнув ножом крышку, открывал коробочку.
В открытой коробочке нахожу какую-то ржавую труху и НИЧЕГО больше…
Прошло, наверное, пару часов, как я медленно выходя из ступора, сидел и смотрел на всё это. Потом догадался взять камеру и сделать пару снимков. А то вдруг я завтра опять её не найду?!
Мои мысли – эта коробочка появилась в моих вещах как то именно в тот момент, когда я уже собрался искать и посетить могилы и хижину с Последним Хозяином. Снаряжением я

пользуюсь практически постоянно и … раньше её там не было.
Коробочка пустая, а в хижине она была почти полная.
Не значит ли этот знак, что то типа – там будет пусто, т.е. я ничего не найду, т.е. не стоит затевать эту экспедицию, иными словами – нечего тебе туда соваться ещё раз.
Других мыслей у меня нет.
В МИСТИКУ НЕ ВЕРЮ!
И всё же…

                                     Владимир Фомин, Крайстчерч

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *