ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ

ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ
«Так! Ну и где?? Где привидения?!» – это моя подруга Лара громко вопрошает в темноту полуразрушенного дома. Мы с ней стоим посреди комнаты без рам, под ногами хрустит строительный мусор – стекла и штукатурка. Вечер, темно, мы с фонариком. Идея пойти в этот уже нежилой, жутковатый, с пустыми глазницами дом смотреть привидения была моя, давно хотела. Муж отказался наотрез, да, в общем, все отказались, а Лара согласилась сразу, без колебаний.
Вообще я давно подозревала, что у нее по жизни проблема с адреналином. Его явно недостает. Она фитнес тренер, горнолыжный инструктор, гонщица, она не боится ни скорости, ни высоты. Она любит всякие головокружительные трюки, она даже с парашютом летала. «Страшно?»- спрашиваю. Она мне с досадой: «Да ничего не страшно! Думала, будет хоть чуть-чуть страшно! Но…не страшно! И неопасно!» Я заметила – для нее если не опасно, то и не страшно. Тут логика, конечно, есть, но мне это не помогает: я, например, так боюсь высоты, что даже с табуретки не спрыгну.
Хорошо, что я с собой Лару взяла, подумала я. За ее красивой, стройной спиной я почувствовала себя таким исследователем, бесстрашным ловцом привидений.
А с другой стороны плохо! Досадно даже. Пришла тут, нашумела. Ну, абсолютно она разрушила романтический флер, тайну и мистику своим громким, бестрепетным голосом. И даже если прятались бедные привидения по углам и за косяками дверей, то услышав его, вспорхнули, бросились врассыпную, спотыкаясь и путаясь в саванах.
Мы еще послонялись по пустынным комнатам, позаглядывали в закоулки, но …ничего. Я осмелела, пошикала на Лару, чтобы она не распугивала мирную нечистую силу, но энергетика ее была такова, что и правда всякие страхи исчезли без следа, а это плохая почва для робких в наше время привидений. Мы выбрались через единственное незаколоченное окно.
Дом этот стоял не где-то на отшибе, а на оживленной улице, кстати. Двухэтажный, в прошлом симпатичный, теперь полуразрушенный. О том, что он с привидениями, не поверите, я узнала из местной газеты, никакой не бульварной, а вполне нормальной «Western Leader”, где пишут о новостях районного масштаба и дают объявления о работе и уроках игры на гитаре.
Вот там была целая статья про этот дом, которому более 100 лет, в нем когда-то была почта, потом полицейский участок, а до этого, судя по легенде, дом был жилым, в котором произошла какая-то драма, вот с тех самых пор это место стало пользоваться дурной славой. Там время от времени слышали непонятные звуки, и даже время от времени что-то видели.
Дом собирались сносить, хотя он представлял историческую ценность – был одним из первых каменных зданий в Западном Окленде. Причиной стала, конечно, вовсе не дурная слава, а ветхость.
Ну а мы с Ларой не могли упустить возможность хоть одним глазком взглянуть, что там внутри. Кстати, вскоре дом отчего-то сгорел.
Если честно, для меня привидения – это что-то сказочное, типа Бабы Яги Костяной Ноги или Кощея Бессмертного. Всерьез я в это не верю. Не верим же мы в существование наших фольклорных героев. Но все-таки я не такая крутая, как Лара, я бы ни за что ночью не поперлась одна в такой дом. Я-то не верю, да кто их знает, мало ли…
Но меня очень удивило, как много киви всерьез верят в существование привидений. Я слышала рассказы об этом совершенно далеких от мистики людей. Молодых, продвинутых и ненервных. Нехрупких и психически нерасшатанных. Про них никак не подумаешь, что они заглядывают в темные коридоры своей души. Так вот они рассказывали о событиях, свидетелями которых были сами. То есть, в самом деле, видели. И не верить им не было никаких оснований.
Я поделилась этим со своей школьной подругой. Она живет в Англии, в небольшом городке, в уединенном месте у моря, они с мужем владельцы маленькой гостиницы. Вот, думаю, сейчас она на смех меня поднимет. У нее мышление логически-математическое. Она с детства трезвомыслящая мудрая девчонка. Я ей про всякие страсти, а она мне вдруг неожиданно спокойно: “Да англичане вообще-то многие в это верят”. Я ей с надеждой: “А у вас слышно что-то?”- тайны меня приводят в трепет. А она так скромно: ”Да наше графство вообще считается мистическим”. Мое сердце забилось. “Но у нас ничего нет!” –”успокоила” она меня.
А вот в Новой Зеландии есть, по крайней мере, десяток мест, которые официально считают “haunted” – с привидениями. Почему именно они – не знаю. То ли там проходит какая-то граница соприкосновения тонких миров, то ли еще что, что пока не открыто наукой, трудно сказать. Но если вы наберете «Spooky and haunted places in New Zealand”, то в списке вы обязательно найдете один очень мистический отель Chateau Tongariro Hotel.
Когда я увидела его издалека, я сразу подумала, что он особенный. Отель “У погибшего альпиниста” промелькнуло в моей голове. Он стоит абсолютно один, у подножья высокой заснеженной вершины вулкана Таранаки. Вокруг чисто поле – ни домика, ни деревца. Здание старое, красивое и сразу понятно, что в нем какая-то тайна. Подробностей про него мы знать не знали. Пока однажды не решили в нем остановиться на пару ночей, чтобы отметить день рождения дочери и мужа. У них разница в один день.
Вот тут дочь, тоже большая любительница тайн, поведала нам, что согласно легенде, отель был когда-то давно психиатрической женской лечебницей, очень печальным местом. И в одной из комнат под номером 308, и по сей день обитает призрак медсестры Шарлотты, которая тогда отчего-то вдруг умерла. И вот теперь она иногда громко хлопает дверями и с треском закрывает форточки. Даже, говорят, мелькает в длинных коридорах.
Так вот, когда мы перешагнули порог отеля, нам показалась, что мы перешагнули целую эпоху, мы как будто через волшебные двери попали в прошлое. Настолько нереальным нам показалась атмосфера этого удивительного места. Особенно это бросалось в глаза в контрасте с нами и другими гостями отеля. Сентябрь – это ведь горнолыжный сезон в этом месте. Соответственно все были, в основном, лыжники – в спортивной одежде, в куртках, в штанах. Много было семей с маленькими детьми – отель теплый и уютный. Сомнительная слава никого не смущала, а на первом этаже работал местный кинотеатр, где крутили фильму про постоянную обитательницу отеля Шарлотту (мы не знали и не попали!).
С порога нас встретил набриолиненный швейцар с черными блестящими зачесанными назад волосами и с красивыми усиками, он с легким поклоном взял наши вещи. Ресепшн был тяжелой основательной стойкой из красного дерева, какие я видела в старых фильмах с участием Вивьен Ли. Униформа служащих соответствовала тоже этой эпохе, а из бархатного холла доносилась удивительная музыка 30-х годов. Мы потом узнали, что вечером это «живой» рояль, а днем, очевидно, запись. Топился камин, а из окон был пленительный вид заснеженной вершины Таранаки.
Я уже как-то писала, что Новая Зеландию – это страна очень простых, функциональных интерьеров, без намека на роскошь. Тем необычнее был интерьер этих залов с пальмами, картинами, лепниной на стенах, огромным камином, невероятной красоты роялем и мебелью в стиле артдеко. На нас так подействовала атмосфера, что невольно мы очнулись от морока, когда нашей официанткой в ресторане оказалась веселая девушка-француженка, которая, как многие студенты, приехала попутешествовать по Новой Зеландии, ну и подработать, она в отеле жила уже несколько недель и выглядела, несмотря на униформу, совершенно современно и немистически.
Дочь с зятем попросились в старое крыло отеля, хотели остановиться в том самом 308 номере, но он был забронирован на несколько месяцев вперед (!!), пришлось брать комнату напротив, а там они даже слышали какие-то звуки ночью (потом оказалось, что это старый лифт), ну а мы совсем ничего не слышали в противоположном новом крыле.
Уезжали мы, правда, из шато без всякого разочарования, уж очень нас тронул этот маленький островок другой эпохи, времени, в котором я так мечтала бы жить. Жалела, что не взяла с собой длинную нитку жемчуга. Она смотрелась бы странно среди лыжных курток, но зато очень органично среди этих картин и бархата.
А у меня остался вопрос, почему в сознании новозеландцев, как и у англичан, так живы такие легенды? Они не просто их хранят, любят, по всей видимости. В самой Англии ведь замок – не замок, если не живет в нем привидение (вспомните кентервильское).
Это, как я прочитала, оказывается неотъемлемая часть их эпоса.
У нас Баба Яга появляется в детских сказках, малых детей пугает, у англичан – эльфы и привидения появляются в их сказках, отнюдь не детских, в легендах, балладах. У нас Баба Яга образ отрицательный, противная она, нехорошая, доброй не бывает никогда, все что-то замышляет, а у них привидение далеко не всегда на темной стороне. Нередко оно – добропорядочный советчик, защитник, наставник, философ даже (Гамлет! да, Шекспир из эпоса тот призрак взял, оказывается).
Зато, когда мы вырастаем, баба Яга становится симпатичным, смешным ностальгическим героем, а вот для многих англичан, как мне кажется, нечистая сила, привидения остаются все-таки жутким явлением. Еще бы! Понимаю их! Вот они точно несимпатичные. Несмотря на то, что легенды эти – чаще всего действительно только легенды.
Тот же самый шато Тонгариро никогда, как оказалось, не был психиатрической клиникой. Отель был всегда отелем, был построен в 1929 году, в год Великой депрессии и был очень популярным местом отдыха для богатых людей. Правда, на короткое время он действительно стал госпиталем после землетрясения в Веллингтоне, но потом снова роскошным фешенебельным отелем, вот только дух медсестры Шарлотты почему-то задержался там до наших дней.
Такая легенда. Нестрашная совсем. Чего там бояться-то? Поеду туда еще раз обязательно, сниму 308 номер. Правда, думаю, скучно одной-то будет. Лару позову. Ну, так, на всякий случай.
Татьяна Хошева, Окленд

Leave a Reply